facebook вконтакте instagram
Вверх
Союз бизнеса и власти

Практика сотрудничества бизнеса и власти в рамках государственно-частного партнерства (ГЧП) существует всего несколько лет. Для того чтобы система ГЧП окончательно выстроилась, потребуется еще некоторое время, однако, специалисты Центра ГЧП Калужской области предпочитают самостоятельно закладывать фундамент для будущих больших свершений. О реализуемых и планируемых объектах, о системе работы Центра и инструментах привлечения инвесторов нам рассказала директор Центра Анна Лукина.

– Анна Николаевна, каковы были предпосылки создания Центра?

– Центр ГЧП – это структурное подразделение АРРКО. Он был создан в 2012 году, когда было заключено концессионное соглашение в отношении объектов культуры «Усадьба Полотняный завод». Работая в Министерстве экономического развития Калужской области, я готовила это соглашение и уже на тот момент понимала, что ГЧП – это перспективно и интересно, и одного специалиста крайне мало. Руководство области приняло решение о создании на базе АРРКО Центра ГЧП – единого окна для инвесторов и органов исполнительной власти в целях реализации проектов ГЧП. Так был создан Центр ГЧП. Часто возникает вопрос: «Почему на базе АРРКО?» Ответ весьма прост. В АРРКО есть менеджеры, дизайнеры, специалисты по связям со СМИ, бухгалтеры, что позволяет Центру ГЧП не тратить дополнительных бюджетных средств на дополнительные работы специалистов не профильного направления. Также не стоит забывать, что АРРКО – институт развития Калужской области, который напрямую связан с привлечением инвесторов, а ГЧП – это, прежде всего, частные инвестиции в целях осуществления публичных интересов.

Лукина Анна Николаевна Калуга ГЧП бизнес и власть

– Что подразумевается под формулировкой «государственно-частное партнерство»?

– В России вопрос до сих пор остается открытым, даже несмотря на то, что 1 января 2016 года вступил в силу новый закон о ГЧП, одной из задач которого было в том числе закрепление данного понятия. В разных регионах разные органы власти и муниципальные образования трактовали ГЧП как хотели. Понимания не было никакого, более того, понимания для широкой общественности нет до сих пор.

Не претендую на единственно правильную формулировку этого понятия, но, по моему мнению, ГЧП – это один из видов государственного управления при котором бизнес и власть распределяют риски, полномочия и обязанности таким образом, что частный партнер решает те задачи, которые стоят перед государством: строительство дорог, детских садов, больниц, школ, полигонов ТБО и ТКО, могут возлагаться на частного партнера.

– Сравнивая инвестиционную деятельность и ГЧП, что наиболее выгодно инвестору?

– Безусловно, ГЧП. Симбиоз бизнеса и власти позволяет инвестору попасть по сути в монопольную деятельность государства и законно в ней работать. Теперь можно смело развивать бизнес, к примеру, в сфере здравоохранения, строительства дорог, реконструкции и модернизации объектов теплоснабжения. Инвестор получает право использовать государственное имущество, при этом государство не стоит в стороне, а выступает партнером в таких отношениях. Например, многие инвесторы желают приобрести имущество в собственность, так как есть убеждение, что если в собственности, то рисков меньше, но это не всегда так. Если государство вступает в ГЧП, то риски делятся между сторонами таких отношений и, я думаю, что иметь в партнерах государство – это очень неплохо. А когда возникает собственность, то собственник остается один на один со всеми своими рисками и проблемами. А насколько выгодно ГЧП, если речь идет о тарифах? Весьма и весьма выгодно.

– Но ведь контроль со стороны государства никто не отменит? И, вероятнее всего, он серьезный.

– Отсутствие контроля в сферах ответственности государства может привести к ужасающим последствиям. Контроль нужен, но государство не вмешивается в вопросы найма сотрудников, закупки оборудования, построения системы работы. Одним словом, все, что прописано в соглашении, должно соблюдаться обеими сторонами, в этом и заключается секрет взаимовыгодного сотрудничества.

Существует мнение, что концессионное соглашение типичное, шаблонное для всех предпринимателей. Оно в корне неверно. Правительство утвердило по разным направлениям концессионные соглашения, но они являются неким каркасом, фундаментом, на котором и строится дальнейшее сотрудничество.

– Как вы оцениваете итоги работы за неполные 4 года работы. Что дает возможность развивать в регионе ГЧП, когда нет четкой системы работы даже на федеральном уровне?

– Наверняка вы заметили, что ситуация с ГЧП очень похожа на ту, что была в 2006 году, когда в Калужском регионе было принято решении о масштабном привлечении инвестиций. Тогда успешных практик не было, поэтому пришлось выстраивать систему на основе собственных проб и ошибок, благодаря чему регион занимает лидирующие позиции по привлечению инвестиций.

В случае с ГЧП Калужская область также одной из первых начала активную работу в данном направлении. В первую очередь, нам удалось создать в регионе единое окно – Центр ГЧП, куда могут обратиться представители бизнеса, органов власти и муниципальных образований. Кроме этого, создание Центра ГЧП исключило необходимость привлечения сторонних консультантов. Опять же, получается выгода для региона и для инвестора. С финансовой точки зрения стоимость услуг консультанта (правовых, финансовых) очень недешевые и работа консультантов в рамках одного проекта обходится гораздо дороже, чем работа Центра ГЧП Калужской области на протяжении полугода. При этом проектов у Центра ГЧП ни один и не два. Я не могу представить, откуда можно взять такие большие средства на оплату работ консультантов, которые в конечном итоге лягут на плечи инвестора в виде издержек, а он, в свою очередь, включит их в конечную стоимость услуг для населения. И кому от такого проекта будет лучше, если платить будет граждане?

– Вы отметили Центр ГЧП КО как один из передовых, но где вы берете информацию и обучаетесь?

– Я очень давно занимаюсь ГЧП и сейчас планирую защитить диссертацию на тему ГЧП. В начале работы я много обучалась на различных курсах, организованных ВЭБ, высшей школой экономики. Очень сильно ГЧП развито в Санкт-Петербурге, можно сказать, они и являются тем паровозом, за которым идет вся Россия. В Ленинградской области реализовали самое большее количество проектов, у них прекрасно структурирована нормативная база и грамотно выстроена система работы.

По большому счету есть небольшая группа специалистов по ГЧП, которые рассредоточены по всей России. Мы познакомились, общаемся, обмениваемся информацией. Очень часто мне звонят из Калининграда, просят что-то предоставить, помочь, а мы часто звоним в Санкт-Петербург, Москву или Нижний Новгород, просим поделиться информацией. Недавно звонила в Иркутск, просила предоставить документ, чтобы посмотреть на формулировки и выстроенную систему взаимодействия с инвестором. Я считаю, что если этого партнерства и дружбы между регионами не будет, то и ГЧП не будет.

– Какие инструменты позволяют вам продвигать культуру ГЧП?

– К примеру, мастер-классы и семинары, которые мы внедрили по моей личной инициативе. Мое внутреннее, очень глубокое убеждение – если кто-то чего-то не понимает, то ничего не случится. Если 10 человек из Калужской области знают, что такое ГЧП, то это не означает, что будут результаты. Нужно донести информацию до всех участников этого сложного процесса: до бизнеса и до органов исполнительной власти.

На мастер-классах и семинарах мы рассказываем о механизме работы ГЧП, что, несомненно, важно, как для органов исполнительной власти, так и для бизнеса. На мой взгляд, они будут нужны до тех пор, пока не наладится диалог бизнеса и власти, пока не придет понимание, что сотрудничество возможно.

– Анна Николаевна, но если с привлечением муниципалитетов все понятно, то как вы ищете инвесторов?

– Эффективным инструментом является сайт Центра ГЧП Калужской области, где мы публикуем не только информацию о заключаемых соглашениях и проведении конкурсов, но и о тех проектах, реализация которых только планируется. У нас есть подготовленные кейсы, касающиеся реализуемых и новых проектов.  

По инициативе моих сотрудников активно продвигаем страницу Центра в Facebook, благодаря чему мы также получили новые контакты инвесторов.

Безусловно, помогает участие в мероприятиях различного уровня. При этом мне важно быть не просто участником, а выступить в качестве спикера, чтобы как можно больше людей узнало о потенциале Калужской области.

Также мы изучаем практику по всей РФ, смотрим, какие компании в каких отраслях выходят, чтобы напрямую связаться с инвестором и предложить сотрудничество.

– Какова схема работы с инвестором?

– Тяжелее всего начать сотрудничество, когда инвестор не знает, в какой проект хочет прийти. Гораздо проще, когда у инвестора есть понимание о сфере деятельности. Недавно ко мне обратился потенциальный инвестор, желающий реализовать конкретный проект в социальной сфере. Мы выяснили, основные условия, на которых это лицо желало реализовывать проект, оценив ситуацию со всех сторон, нашли подходящее помещение в одном из муниципальных образований, работали с местными органами местного самоуправления, прописали дорожную карту, зафиксировали права и обязанности сторон. Вместе прошли процесс согласований, получения разрешений, сейчас находимся на стадии выставления проекта на конкурс, который и определит инвестора. Таким образом, вы видите, что инициатива может исходить не только от государства, но и от самого инвестора.

Могут сказать, что мы работаем с одними инвесторами и не допускаем других, но это абсолютная неправда. Все конкурсы проводятся открыто, информация в обязательном порядке размещается на сайте www.torgi.gov.ru. Если инвестор желает реализовать проект, мы помогаем, но если в этот проект за время размещения информации о конкурсе (от 30 до 45 дней) на тех же или лучше условиях заявится кто-то еще, то это будет очень выгодно для публичного партнера, так как завяжется борьба между участниками и победит тот, кто предложит лучшие условия. А лучшие условия для публичного партнера – это лучшие условия для жителей региона.

– Подтвердить ваши слова о том, что сотрудничество между бизнесом и властью возможно, могут доказать только факты, а именно реализованные проекты. Расскажите о том, какие проекты реализованы и планируется реализовать в Калужской области.

– Первый и, по-моему, единственный пример концессии в сфере культуры в России – проект реконструкции корпуса усадьбы «Полотняный завод». 25 декабря 2015 года состоялось торжественное открытие нового корпуса Литературного отеля, образовавшегося на месте разрушенного здания.

Второй проектом, о котором много писали в СМИ, является реконструкция кинотеатра «Центральный». Объявлен конкурс, который проводит МО город Калуга. «Центральный» как муниципальное предприятие работало неэффективно, более того, работало в убыток. Но терять такой объект нельзя, поэтому было принято решение искать инвестора. Центр ГЧП помогал составлять документы для нового проекта. В здании кинотеатра планируется открыть досуговый центр, увеличить количество кинозалов, сделать площадку для проведения мероприятий, секций и кружков. Проект, безусловно, сложный, но достойный того, чтобы вдохнуть в него жизнь.

Под Воротынском планируется запуск проекта реконструкции и модернизации аэродрома «Орешково».

союз бизнеса и власти калуга ГЧП

– Среди множества проектов, которые ожидают своей реализации, какие особенно дороги лично вам?

– Я очень радею за социальную сферу. Когда ты делаешь такой проект как детский сад или объект культурного наследия, ты понимаешь, что при твоем участии он будет подарком для нового поколения. Эта сфера мне особенно нравится, хотя она менее инвестиционно привлекательна. К примеру, есть Андреевские лагеря, часть которых принадлежит области, часть МО, но они готовы отдать их, чтобы сделать не просто коммерческую базу, а место, где будут отдыхать дети, вне зависимости от социального положения и доходов семьи. Реализация такого проекта для меня крайне важна.

Если построить супермаркет, то отбить деньги можно за несколько месяцев. Если объект теплоснабжения – через год-два вы вернете все, что вложили, а потом будете получать прибыль. Чтобы возродить объект культурного наследия, нужно произвести дорогостоящие работы, пройти многоступенчатую систему согласований и получения документов. Поэтому нужен душевный порыв инвестора, искреннее желание реализовать данный конкретный проект.

– Как вы представляете ГЧП в Калужской области через пять лет?

– С помощью ГЧП будет активно развиваться сфера здравоохранения, социальная сфера, а также коммунальный сектор – сейчас это важно для государства и граждан. Будет использоваться программа «Рубль за квадратный метр», касающаяся объектов культурного наследия.

Через пять лет придет понимание, что ГЧП – это не только масштабные проекты. Соглашения будут заключаться как с крупным бизнесом, так и с представителями малого и среднего бизнеса. Уверена, ГЧП уже скоро станет полноценным инструментом государственного управления.

 

———————————————
Текст: Надежда Якимова

 

 

Читайте также...

Текст Вашего комментария*
Имя*

E-mail*

code

Нажимая кнопку «Отправить», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определённых в Соглашении на обработку персональных данных и Политике конфиденциальности.
Получить консультацию у эксперта
Текст Вашего вопроса*

Имя*

E-mail*

В целях обеспечения функционирования сайта, проведения статистических исследований и обзоров, а также проведения ретаргетинга, на данном сайте используются cookie-файлы. Продолжая находиться на данном сайте, вы даёте своё согласие на использование нами cookie-файлов. Подробнее с условиями и целями обработки персональных данных вы можете ознакомиться в разделе «Политика конфиденциальности»

ПОНЯТНО, БОЛЬШЕ НЕ ПОКАЗЫВАТЬ
×