facebook вконтакте instagram
Вверх
[НАМ ПИШУТ…] Предприниматели XIX-XX века. Оригинальный Смирновъ

В XIX и начале XX века власти высоко оценивали труд крупного предпринимательства, им присваивали звания почетных граждан, даровали дворянство, дозволяли изображать на рекламах и вывесках свои фирм и товарах Государственный герб, удостаивали высокого звания «Поставщика Двора Его Императорского Величества» или домов Великих Князей. Эти звания обозначали своеобразный высочайший стандарт качества, на который равнялись и к которым стремились другие купцы и предприниматели. Благодаря этим званиям перед фирмами открывались большие производственные и торговые возможности. Был среди них предприниматель, производивший продукцию, которая получила не только признание в Российской империи, но и высочайшую оценку за рубежом. И по сей день не только продукция, но и фамилия этого предпринимателя остается одним из самых узнаваемым брендов в мире. Речь идет о Петре Арсеньевиче Смирнове – владельце самого крупного винокуренного завода в России и сети торговых заведений по продаже алкогольных напитков.

Будущий король русской водки родился в 1831 году в деревне Каюрово Мышкинского уезда Ярославской губернии в многодетной семье крепостных крестьян Арсения и Матрены Алексеевых. Их большая семья занималась промыслом по «здабриванию», то есть выдержке и конечному производству кизлярских и рейнских вин, что позволило им накопить деньги, выкупить вольную и переехать на жительство в Москву. Став свободными людьми, Алексеевы получили разрешение носить фамилию Смирновых, одну из самых распространенных на Верхней Волге. Именно тогда, после отмены крепостного права, последовала реформа Александра II об отмене так называемых винных откупов, что давало возможность торговать вином не только крупным монополистам, но и небольшому предприятию. Виноторговлей начал заниматься еще дед Петра Арсеньевича, этим делом занимались и дяди будущего предпринимателя.

Именно дядя – Иван Алексеевич Смирнов – купил ренсковый погребок – небольшой магазинчик для продажи иностранных виноградных вин на Варварке, отчего получил прозвище «Смирнов с Варварки». Ивану Алексеевичу и был отдан в услужение десятилетний Петр. Ему была уготовлена участь мальчика «на побегушках». Но несмотря на это Пётр Смирнов успешно осваивал торговое дело и упорно учился коммерции, и когда в 1860 г. его отец Арсений Смирнов открыл свой собственный винный погреб в Замоскворечье, Петр стал работать у отца приказчиком, а вскоре и управлять его делом.

Для быстрого накопления капитала ему мало было семейного уклада и трудолюбия. Необходимо было с помощью производства лучшего товара быстро создать свое дело, желательно на своих производственных площадях, разрекламировать его, одновременно неуклонно следить за совершенствованием технологических процессов, внедряя новые образцы техники и оборудования.

Так и случилось. К концу 1861 г. Петр Смирнов стал купцом третьей гильдии и завел собственное производство. Производственная деятельность молодого купца началась в 1864 г. в обычном московском доме «у Чугунного моста» на углу Пятницкой улицы и Овчинниковской набережной. Там находилась главная контора, магазин и небольшой заводик, на котором поначалу трудилось всего 9 наемных работников. Сбоку дома до сих пор есть надпись «Поставщик двора ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Петр Арсеньевич Смирнов».
Надо сказать, что дядя Петра Смирнова Иван, у которого он работал в детстве, составлял ему в бизнесе жесточайшую конкуренцию. Иван Алексеевич купил в 1963 году маленький водочный заводик в Москве и производил свою «смирновскую водку». Его лучшая водка называлась «Варваркой».

Производство Петра Смирнова развивалось, расширялось, а продукция пользовалось высочайшей популярностью. Главным преимуществом продукции Смирнова было качество, и ему необходимо было подтвердить свое первенство признанием специалистов и знатоков. Поэтому в 1873 году Петр Смирнов отправил свои напитки на Международную промышленную выставку в Вену, на которой единогласно отметили тот факт, что качество высокое и напитки достойные. По итогам выставки производство Смирнова получило Почетный диплом и медали участника выставки. Отмечу, что за весь период деятельности предприятия продукция Петра Смирнова неоднократно получила награды, из них: Медаль высшей награды в Филадельфии (1876 г), три золотые медали в Париже (1878, 1989 год), Испанский орден Св. Изабеллы и золотая медаль в Барселоне (1888 год), Большая золотая медаль в Чикаго (1893 год), Золотая медаль на Промышленно-художественной выставке в Стокгольме (1897 год). В 1877 году Министерство финансов России удостоило фирму Петра Смирнова высокого отличия, наградив ее Государственным гербом, которое давало право отныне помещать на этикетках российский герб как знак достижений в национальной промышленности. Также фирма Смирнова была удостоена почетного звания Поставщика Двора Короля Швеции и Норвегии Оскара II, Короля Испании.
В 1886 году Петр Арсеньевич Смирнов вступил в первую купеческую гильдию. Он был уже богат, состоял в элите московского предпринимательства, имел прекрасный дом, который впоследствии появился на этикетках, став фирменным знаком. По нему любой, даже неграмотный мужик, мог узнать «смирновскую» среди прочих бутылок.
Петр Смирнов сделал доступными для широких масс населения России отечественные вина Закавказья, Крыма, Кубани, Дагестана, Дона. В его магазинах имелось более 15 сортов бургундских и рейнских вин, до десятка наименований хересов и мадеры, более десятка сортов шампанского, рома, коньяков, ликеров. Смирнов стал вводить в широкий обиход все возможные сладкие наливки и настойки в фирменных бутылках и графинах с красивыми этикетками, отменного вкуса и качества, а главное – по доступной цене. Всё это позволило ему добиться широкой известности среди потребителей этой продукции.
Затем предприниматель решился на производство фирменного, хорошо очищенного белого крепкого столового вина, то есть водки. С конца 70-х — начала 80-х годов любая фирма, занимающаяся винокурением, считала для себя обязательным иметь в своем прейскуранте несколько видов «столового вина». При этом разновидности его отличались номерами. Так среди столовых вин особым спросом у потребителей пользовалась водка Петра Смирнова – столовое вино №21. Она была и в самом деле популярнейшим в России напитком и дешевым – 40 копеек за бутылку, относилась к 4-му сорту, а вот, к примеру, столовое пшеничное № 40 была водка 1-го сорта, стоившая дороже других – рубль за бутылку.
В 1889 году в Париже открылась Всемирная выставка, на которую Петр Смирнов повез не только известные ликеры и водки, но и новый напиток – «Нежинскую рябину». Она стала сенсацией выставки. Эксперты были поражены небывалому и изысканному аромату и вкусу. Не оставила равнодушным экспертов и необычная форма бутылочки, которую придумал сам Петр Арсеньевич Смирнов: вытянутый, как лебединая шея, конус, а в основании – гофрированная «юбочка». «Нежинская рябина» была настолько хороша, что о ней писали французские журналы: «И пить наслаждение, и смотреть удовольствие». «Нежинской рябине» присудили Большую золотую медаль. Успех рябины в Москве и по всей России был ошеломительный. Она мгновенно стала настолько популярной, что завод не успевал ее выпускать.
О деятельности Петра Смирнова в тот период времени можно судить уже по тому, что заводы его уплачивали казне акциза около 5 000 000 рублей золотом в год.
Но не только прибыль дела интересовала Смирнова. Петр Арсеньевич с большим вниманием относился к нуждам своих служащих и заботился о них. Из 56 домов, приобретенных Смирновым в Москве, более 40 были предназначены рабочим. Ему принадлежат слова: «Если рабочие будут плохо жить, то они будут и плохо работать». В своем завещании он каждому низшему чину, т. е. рабочему, давал по 1000 рублей золотом.

В 1888 году Петр Арсеньевич Смирнов по именному императорскому указу был пожалован генеральским званием Коммерческого Советника.
Начало 1890-х годов стало новым взлетом для бренда. В 1894 учреждено Товарищество водочного завода, складов вина, спирта и русских и иностранных вин П.А. Смирнова в Москве с основным капиталом в 3 млн. рублей.
Оценив скорость промышленной революции, Смирнов оборудовал заводы новейшей техникой и увеличил число рабочих на заводах до 1,5 тысяч на предприятиях. Еще 5 тысяч человек работали на Смирнова в других местах. Это были внушительные размеры производства. Кроме пятнадцати складов и завода было четыре литографии, где печатались этикеты и ярлыки, семь стекольных заводов, где делали немыслимого разнообразия посуду – склянки, штофы, графины, бутылки всех размеров и форм, почти 50 миллионов единиц посуды ежегодно. И для каждой нужны этикеты, пробки, смолка, сургуч. Огромное транспортное хозяйство – до 200 подвод ежедневно развозили заказы по всей Москве. В 90-е годы ассортимент смирновского завода состоял из четырехсот с лишним названий, в которые не входит еще сотня иностранных, которыми Смирнов всегда торговал в своих магазинах.
Но так хорошо долго продолжаться не могло. В конце XIX века Россия была одной из ведущих держав мира. Но вместе с доходами росли и расходы государства. И министр финансов С.Ю. Витте прекрасно понимал, что алкогольная промышленность под контролем государства принесет казне гораздо больше прибыли, нежели выплаты акцизов. Возникла идея винной монополии. Перед монополией стояли три задачи: увеличение доходов казны, «отрезвление» народа, возрождение сельскохозяйственного винокурения.
Результатом монополии было то, что базовое производство – винокурение – оставалось в частных руках, при этом заводчики должны были продавать спирт исключительно в казну по ценам, назначаемым министерством финансов. Для приемки и переработки спирта, а также оптовой продажи «питей» были построены типовые казенные винные склады. На этих же складах монополия производила свою собственную продукцию: очищенное и столовое вино. Водочные изделия монополия не производила, а закупала их у частных заводчиков. Было установлено законодательно, что вино должно быть изготовлено исключительно из ректификованного спирта и иметь крепость не ниже сорока градусов.

Уже через два года государство взяло в свои руки производство и торговлю водкой. Монополия вводилась постепенно, но быстро. Эта реформа не могла не отразиться на главном производителе этого алкогольного напитка – Петре Смирнове. Уровень продаж у Смирнова упал в 15 раз, и его предприятия, хотя и занимали лидерские позиции, стали существенно меньше зарабатывать.
Один из известных специалистов и историков в области кулинарии в нашей стране Вильям Васильевич Похлебкин занимался исследованием водки в 1977 году. Его исследование было связано с тем, что в это время Польшей и рядом американских фирм оспаривалось в международном арбитраже право СССР на приоритет такого товара как «водка». В своей книге «История водки» Похлебкин неожиданным образом раскрывает секреты и особенности смирновских водок. Однако замечу, что далеко не все исследователи в этой области согласны с тем, что написано в книге и связывают это с тем, что в 1977 году подчеркивать положительные стороны самой известной и популярной водки, ставшей к тому времени уже «нероссийской», было невыгодно.
Итак, Похлебкин указывал, что в конкурентной борьбе Ивана и Петра Смирновых между собой главным козырем было снижение себестоимости продукции, а, следовательно, ухудшение качества водки, по существу, при улучшении имиджа. Особенно не стеснялся в отношении фальсификации качества на первых порах Иван Смирнов. Однако Петр действовал более успешно, как более молодой и гибкий знаток русского рынка. Петр применил некоторые рекламные тонкости, которые позволили ему получать хорошие прибыли.
Совсем бросовое «вино» он называл народным и продавал подешевле, его стали покупать чаще, чем более дорогие и высококачественные сорта других фирм. Далее Петр Смирнов стал добиваться «мягкости» водки при помощи своих фирменных добавок, а именно добавляли поташ (это одно из названий карбоната калия), что бы «забить» сивушный запах.
В 1894 году, в преддверии введения монополии, Правительство поручило Комиссии, которую возглавлял Д.И. Менделеев исследовать качество водок всех частных фирм, которые были на территории России. Похлебкин указывает, что всего их на тот момент было 12. При этом территорию Украины и Царства Польского во внимание не брали, так как там были иные законы о производстве водки.
Каково же было удивление специалистов, производивших исследование, что водка Смирновых, которая была самой популярной и считалась самой лучшей, оказалась не просто низкого качества, а худшей среди всех частных фирм, производивших водку, а также государственной казенной.
К этому времени фирма Смирнова стала уже официальным поставщиком двора великого князя Сергея Александровича. В результат проверки смирновскую водку перестали поставлять ко двору. По поводу события, которое описано Похлебкиным, исследователи расходятся во мнении, некоторые как например Борис Викторович Родионов – историк, специалист по истории русских крепких напитков, писатель настаивает, что история эта надуманная и не выдерживает никакой критики. На самом деле Смирновы лишились этого права в 1905 году, когда Петра Арсеньевича уже не было в живых. Вероятно, это был правительственный заговор, призванный укрепить водочную монополию государства.

Как и многие выдающиеся предприниматели прошлого, Смирнов занимался благотворительностью: с 1870 состоял «агентом Комитета о просящих милостыню по Пятницкой части», с 1873 почётным членом Совета детских приютов Ведомства учреждений императрицы Марии. Он неоднократно жертвовал на нужды Александро-Мариинского женского училища, на собственные средства выстроил одно из его зданий. Принимал участие в делах Московской глазной больницы, Алексеевской психиатрической больницы, Московского отделения попечительства о слепых, Общества военных врачей, Иверской общины сестёр милосердия и др. С 1894 Смирнов состоял старостой и псаломщиком Благовещенского и Верхоспасского соборов в Кремле.
После внедрения государственной монополии Петр Арсеньевич Смирнов управлял предприятием еще три года. Умер он в 1898 году, оставив состояние в 8,7 миллионов золотых рублей, что позволило ему быть одним из самых богатых предпринимателей России на конец XIX-начало XX века.
Многочисленные родственники (братья и племянники) Петра Смирнова тоже были причастны к делу и имели свои торговые дома по продаже смирновской водки.
Семейное дело унаследовали сыновья предпринимателя – Петр, Николай, Владимир, Сергей и Алексей. Дела у них пошли как-то не очень хорошо. Только возглавивший компанию Петр Петрович Смирнов действовал вполне успешно, но в 1910 году он умер, и фирму некоторое время возглавляла его жена Е.И. Смирнова, но особых успехов она не добилась.
В 1914 году в стране был введен сухой закон, и производство пришлось переводить на безалкогольные напитки, а в 1918 году предприятия перешли под государственный контроль, т.е были национализированы.
После изменения в 1917 г. общественно-политического строя купцы и предприниматели в России был ликвидированы как класс. Однако о значении крупных предпринимателей прошлого говорит и тот факт, что многих из них власти привлекали к работе на государственных предприятиях. В частности, племянника Петра Смирнова – Николая Яковлевича Смирнова – новые власти в период НЭПа смогли привлечь к работе на вино-водочном заводе №1 в Москве (ныне АО «Кристалл»).
Удивительно, но история бренда смирновской водки не заканчивается с революцией, а имеет свое продолжение. Наследник П. А. Смирнова Владимир Петрович в 1924 году эмигрировал из России и основал новую фирму Smirnoff во Львове, а затем ее отделения в Париже и в Праге. В 1928 году фирма переехала в Париж. В 1933 году, за год до своей смерти, Владимир Петрович продал бизнес Рудольфу Канетту, семья которого до революции занималась производством свекольного сахара и имела коммерческие связи с домом Смирновых. В 1939 году американская компания «Heublein Inc., USA» выкупила права у Канетта и с тех пор является основной иностранной компанией, которая эксплуатирует в своих рекламных целях имя Петра Смирнова и объявляет себя преемником всемирно известного Петра Смирнова.
В 70-х годах прошлого столетья начались судебные разбирательства между «Heublein Inc., USA» и русской стороной по иску «О введении в заблуждение потребителей относительно места происхождения водки «Smirnoff» и недобросовестной конкуренции с «Heublein Inc., USA». Последняя обязалась согласно мировому соглашению впредь не использовать в рекламе и на этикетках своего товара ссылку на его русское происхождение, равно как и на какую-либо связь с Торговым домом П.А. Смирнова, однако условия соглашения не выполнило. В феврале 1991 года праправнук знаменитого русского предпринимателя Борис Алексеевич Смирнов вместе со своим отцом Алексеем Борисовичем зарегистрировал предприятие «П.А. Смирнов и потомки в Москве». Наследники отреставрировали родовой дом у Чугунного моста и возобновили торговлю ликёроводочной продукцией под торговой маркой «Смирновъ». Но это уже совсем другая история.

 

————————————
Лидия Бермас, юрист

Юридическая компания «А-Линия», г.Калуга

 

Текст Вашего комментария*
Имя*

E-mail*

code

Нажимая кнопку «Отправить», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определённых в Соглашении на обработку персональных данных и Политике конфиденциальности.
Получить консультацию у эксперта
Текст Вашего вопроса*

Имя*

E-mail*

В целях обеспечения функционирования сайта, проведения статистических исследований и обзоров, а также проведения ретаргетинга, на данном сайте используются cookie-файлы. Продолжая находиться на данном сайте, вы даёте своё согласие на использование нами cookie-файлов. Подробнее с условиями и целями обработки персональных данных вы можете ознакомиться в разделе «Политика конфиденциальности»

ПОНЯТНО, БОЛЬШЕ НЕ ПОКАЗЫВАТЬ
×